Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Баллада о неверной Йенне-яблоне и резчике дерева

По заказу Ракшеле

Спишь ли ты, Йенна,

Слышишь ли, Йенна,-

Дерево плещет

На майском ветру.

Яблоня Йенны

В кипени пенной

Ветви простерла

Заре поутру.

 

Я дерево отыщу в твою честь

Славить тебя на родящей земле.

Будешь венки майской полночью плесть,

Яблони ветви носить на челе.

Яблони цвет отливал серебром.

Смехом серебряным полночь дразня,

Этим венком, снежно-розовым сном,

В сумерках Йенна венчала меня.

 

Полночь прошла, и цветенье ушло,

За ночь осыпался яблони цвет.

Белые лебеди, встав на крыло,

Хрипло позвали туда, где нас нет.

Памятуя быстротечность ночей,

В радости смутной витая все дни,

Он обручил ее руку в браслет,

Счастье свое спрятав в яблони.

 

Спишь ли ты, Йенна,

Слышишь ли, Йенна...

 

Горькое утро, соломенный дым,

милые губы, немилая речь.

Мыслимо ли удержаться двоим,

Легкому дереву счастье сберечь.

И закричав под тяжелым резцом,

Плакало дерево сладкой слезой.

Черную Йенну в венке под венцом

Вырезал мастер из яблони той.

 

Горе прошло, да и радости нет.

Статую продали и увезли.

Отдан давно за бесценок браслет,

Все позабылось в далекой дали.

Что же мне, глупой? Чего я хочу?

Горькое дерево глажу в руках,

Что за браслет между пальцев верчу?

Что за мелодия там, в облаках?

 

Спишь ли ты, Йенна?

Слышишь ли, Йенна, —

Дерево плещет на майском ветру.

Яблоня-Йенна

В кипени пенной

Ветви простерла навстречу костру.

... Я дерево посажу в твою честь...

.... Яблони цвет отливал серебром...

..... Все позабылось в далекой дали...

...... Что за мелодия там, в облаках?..

29.05.97

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.