Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Рай

Небо висит за нашей форточкой.

Боги сидят рядком на корточках.

Боги глядят на нас в окно, за окном темно,

Один лишь фонарь на тонкой жердочке.

Смерть далеко, но знаки подает.

С неба звезда отвесно падает.

Вот уже тридцать лет, пора бы построить рай,

Без рая уже ничто не радует.

 

С крыши дом никто не строит,

Разве если сам без крыши,

Я не вижу стен, но я их слышу.

 

Серебром горят на ощупь,

Держат рай на чистом тоне.

Звуки купол рая не уронят.

 

Мир опустел, и стало холодно.

Неба висит сырое полотно.

На полотне небесном ясно заметны рельсы —

Рельсы бегут,сливаются в одно.

Где параллель распараллелена,

Где возникает,что не велено,

Там точка «А», откуда всем поездам до точки

«Б» полотно небес расстелено.

 

А уходят в эти рейсы

Электрички из песка

идут они лишь по хрустальным рельсам.

 

Их гудок неслышным гулом

Замирает в поднебесье,

И вибрируют под ними рельсы.

 

Небо висит за нашей форточкой.

Боги сидят рядком на корточках.

Из белесоватой тьмы сидят, и глядят, как мы

Живем, и кривят худые мордочки.

Между бессмертьем и бессонницей,

Там, где на запад небо клонится,

Там и произрастает рай, электрички знают,

кто из них нынче к раю тронется.

24—25.10.2002


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.