Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Иеремия

У Лены были самые красивые глаза

на милю вокруг.

Они сияли из-под черных ресниц,

излучая фиолетовый свет.

У Юли волосы вились мелким бесом,

и пахли будто скошенный луг,

Разумеется, и та и другая

засмеялись и сказали «нет».

 

Света была горяча, как солнце,

а Жанна — снега белей.

Оля — чисто небесный ангел,

А Аня чертовски мила.

Маша была лучше всех, кроме Светы,

но дело даже не в ней.

Столько прекрасных дам, а толку-то —

ни одна не дала.

 

И тогда Иеремия решился

и пошел на перекресток ночной.

На перекрестке стоял некий конь в пальто

и явно кого-то ждал.

Через месяц был куплен Стратокастер — гитара,

о которой мечтает любой.

А еще через месяц Иеремия

собственную группу собрал.

 

И тяжелые волны гитарного драйва

прокатились по головам.

И вся недоступная миру любовь

переплавилась в мегазвук.

А в пекле неведомый конь в пальто

дико ржал и на дыбы вставал.

И хитрый Адорно вертелся в гробу,

любуясь на дело собственных рук.

 

Жги, Иеремия!

Плачь, Иеремия!

Плати этому миру той же монетой.

Вибрации рока разрушают планету.

 

Снегопады на Майями.

Террористы и цунами.

Мир катится к ядрене маме

в абсолютную тьму.

Потому что бабы — дуры,

Потому что бабы — дуры.

Потому что бабы — дуры.

И больше нипочему.

06.02.2005


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.