Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

HOR

Тикки Шельен

Бык и Танцовщица

Ракше

Когда в кромешной ночи

злой бык копытом стучит

и я в небесных огнях

бегу от него,

злой ветер в острых рогах

свистит, и мечется страх,

копыт звонкий грохот

звезды дробит, и вот

 

    Вдали заблистает град — и бык отходит во тьму

    назад, он чует других и страшно ему.

    А я под своды дворца вхожу и дух там перевожу,

    а яростный зверь окунается в тьму.

 

И там в сплетении роз,

и прядей женских волос,

и белых одежд,

и пряных пурпурных вин

я принята как своя,

как будто земля ничья

и каждая дева — дочь, а юноша — сын.

 

    И мне наливают вино и надевают венок,

    и чеканная чаша по кругу неспешно плывет.

    И флейты сливаются в лад, и песни согласно звучат,

    а бык в темноте раздувает ноздри и ждет.

 

И, повинуясь вину,

я встаю, руками всплеснув,

и бурная радость переполняет меня.

и флейты чистый поток,

и сладкий пьянящий сок

винограда требуют танца, просят огня.

 

    И танец меня повел, закружил, дороги замел,

    и в вихре танца я мчусь, куда он велит.

    Все дальше и дальше дом, и ночь кромешней кругом,

    и в ночи все ближе знакомый грохот копыт.

09.08.97


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.